Федерация шахмат Алтайского края
Общественная организация
Реклама
DSC_0011
Ладья идет в нападение

В Алтайском крае состоялась сессия Гроссмейстерского центра России.

С утра до вечера

Санаторий «Гренада», что в окрестностях ЗАТО Сибирский, на неделю стал домом для 34 шахматистов со всей России. Именно здесь впервые в истории алтайских шахмат, благодаря стараниям краевой шахматной федерации, прошла сессия Гроссмейстерского центра России. По сути, это шахматные сборы для подающих надежды игроков. Как в футболе, боксе и гимнастике перспективных ребят собирают в одном месте и упорно с ними работают в течение определённого промежутка времени, так и здесь – под руководством ведущих тренеров страны участники грызли гранит шахматной науки.

В санатории – тишина и покой. «В этот раз повезло, кроме нас здесь никого нет», – поясняет встретивший меня Алексей Бочкарёв, мастер ФИДЕ, член федерации шахмат Алтайского края. Везение объясняется просто: в санатории есть распорядок, а шахматисты порой его нарушают. Например, допоздна смотрят трансляции партий, разбирают их.

Впрочем, и у участников сессии тоже свой режим дня. В 7.45 – подъём, затем зарядка, завтрак. С 9.30 и до обеда – первое занятие. После обеда – короткий отдых и второе занятие. А после ужина ещё и третье. В день набирается по восемь-десять часов. Конечно, у младших ребят режим поспокойнее, вечером уже не такая упорная учеба. Но все равно непросто.

«Это полезно»

В «Гренаду» я приехал под занавес утренней части занятий. Учились здесь тремя группами. Самые опытные занимались под руководством старшего тренера женской сборной России, гроссмейстера Александра Рязанцева и новосибирского гроссмейстера Павла Малетина. Средние – с омским международным мастером Иваном Смыковским. С самыми юными работал международный мастер Ярослав Призант, воспитавший многих чемпионов – от России до мира. Кстати, «старшие» и «младшие» здесь означает не возраст, а спортивный разряд. «Есть дети, которые уже в 10-12 лет играют на хорошем уровне, и с начинающими им будет не интересно», – поясняет Алексей Бочкарёв.

Заходим в кабинет, где занимается старшая группа. Именно здесь самый разновозрастной состав участников: рядом с 18-летним Владиславом Артемьевым, омской надеждой российских шахмат, сидят как раз те самые 12-летние пацаны. По подсказке Александра Рязанцева стоящий у доски ученик передвигает фигуры. То, что говорят в этот момент они друг другу, воспроизвести не возьмусь – честно признаюсь: в шахматной терминологии не силён. Зато сидящие за партами лишних вопросов не задают, что-то старательно записывают.

– Они разбирают эндшпиль: ладья против двух пешек. Сложная нестандартная позиция, – подсказывает мне Бочкарёв.

Владислав Артемьев занимается в этой группе, хотя график у него, как он признался, свободный. В свои 18 лет парень является победителем юношеской шахматной олимпиады, чемпионом России среди игроков до 20 лет. Тем не менее, и он нашёл в гроссмейстерской сессии для себя немало полезного.

– Что-то вспоминаю, что-то новое узнаю. Смотрю на дебюты, эндшпили, анализирую. Я впервые на подобные сборы попал в 2012 году, когда мне было 13 лет. И теперь стараюсь чаще на них бывать, это полезно.

За шоколадку

В соседнем корпусе восемь человек под присмотром Ивана Смыковского засели за фигуры. «Отрабатывают ладейное окончание», – вновь приходит на выручку Бочкарёв. Всё, как и в других видах спорта, – оттачиваются отдельные элементы игры. В футболе часами подают угловые и бьют штрафные, в шахматах же выставили фигуры в определённое положение – и давай отрабатывать различные варианты выхода из него.

Но веселее всего в детской группе. Здесь и шум, и гам. Хотя хаос – это только на первый взгляд. Тренер сумел поставить работу так, что одновременно и весело, и познавательно. И без трофеев никто не уходит. Каждую задачу он оценивает в определённое количество баллов. Потом эти баллы обменивают на шоколадки. Конечно, желания всё решить – хоть отбавляй.

– Ярсаныч, а посмотрите у меня, я всё сделал, – тянет бумажку новосибирец Влад Дударев, один из самых юных участников сессии.

– Всё правильно, молодец.

– А у меня, а у меня посмотрите! – наперебой кричат другие.

Ярсаныч, он же Ярослав Александрович Призант, уже воспитал немало чемпионов. Однако известен не только этим, но и необычной методикой работы. Шахматы во время занятий он сравнивает с другими видами спорта – боксом, футболом.

– Если рассказывать всё так, как в учебниках, – это сухо и неинтересно. А футбол на шахматной доске – совсем другое дело. Король – это вратарь, пешки – защита, ферзь и ладья – нападение. Так дети узнают ценность фигур и то, какие и где лучше использовать, то есть ферзь и ладья – это априори атакующие фигуры. Так ребятам проще сделать верный ход.

Без допинга

Заканчиваются утренние занятия – и собранные, спокойные юные шахматисты превращаются в обычных детей. Одни погружаются в мир гаджетов, другие начинают гоняться друг за другом по коридорам. Хотя в старшей группе некоторые остаются за доской сыграть партию в блиц. Один из играющих – барнаульский мастер ФИДЕ Алексей Сорокин. «Мы сегодня позже пришли на занятия, так что устать не успели, можно ещё поиграть», – поясняет он. По его заверению, недельная сессия по наполнению заменяет пару месяцев тренировок в обычном режиме.

Но только сидеть за досками – неправильно, в этом убежден Александр Рязанцев. Физическая подготовка тоже важна. В санатории в перерывах между занятиями ребята могли и в настольный теннис поиграть, и в зал ЛФК заглянуть. А вот с фармацевтическими способами восстановления стоит быть аккуратнее – как оказалось, шахматистов тоже проверяют на допинг. «Про мельдоний не спрашивайте – нас о нём еще в прошлом году предупредили, не используем», – улыбается Александр Владимирович.

Гендерный ход

Ещё одна звезда сессии – 19-летняя Алина Бивол, победительница чемпионата мира прошлого года среди девушек. Причём здесь она была обычной ученицей.

– Любому шахматисту, даже гроссмейстеру, повторить и закрепить знания всегда полезно. Мне кажется, я недостаточно самостоятельно занимаюсь, хотя моё решение приехать сюда было несколько спонтанным – просто захотелось влиться в этот ритм.

По мнению Алины, женские шахматы – это отдельный вид спорта. И работать с девушками надо иначе.

– Мы – как маленькие дети. Мужчине скажут, что плохо играет, – он соберётся и будет выходить из ситуации. Девушка – встанет и уйдёт. А в плане поведения за доской не отличаемся: мужики так же могут и с ногами на стул залезть, и ногти грызут. Они даже эмоциональнее. Девушки проигрывают – идут домой плакать. А мужчины начинают стены ломать, мой знакомый стулья по комнате кидал.

Мотивировка

Для тренеров такие сессии – возможность не только поделиться знаниями, но и увидеть перспективу.

– Рядовых игроков на этих сессиях по определению нет, сюда попадают победители серьёзных соревнований, так что перспективные все. Но и на этом фоне есть те, кто особенно выделяется, хотя далеко идущие выводы делать рано. Со временем у ребят могут измениться приоритеты, кто-то закончит играть. И здесь важно всё: самостоятельная работа, тренерский труд, физическая и психологическая выносливость, – итожит Александр Рязанцев.

Но самое главное, что дают подобные сессии, по мнению тренерского состава, – это даже не шахматные знания, а возможность пообщаться с гроссмейстерами, увидеть, к чему можно и нужно стремиться.

– Наша задача – зажечь глаза, – считает Ярослав Призант. – У меня есть ученик Илья Маковеев, сейчас двукратный чемпион России, чемпион мира среди детей. Когда-то он побывал на моем занятии, пообщался – и всё, домой вернулся, в голове были только шахматы. Мотивация – самое главное. Здесь участники могут живьём, не по скайпу, пообщаться с гроссмейстерами, поиграть с Алиной Бивол, Владом Артемьевым, это запомнится надолго. Конкуренция сейчас большая, и результат есть у тех, кто по-настоящему мотивирован.

Турниры
Пресса