Федерация шахмат Алтайского края
Общественная организация
Реклама
http://промышленные-пружины.рф/ изготовление пружин по чертежам на заказ. . Онлайн шахматы уточнения по игре шахматы онлайн.
Точки отсчета

Из скупых и крайне эпизодических сообщений местной дореволю­ционной печати о шахматной жизни на Алтае напрашивается вывод, что огонек ее здесь едва тлел. Совершенно иное дело — хроника газеты «Красный Алтай». Разительные перемены на шахматном фронте происходят буквально с первых шагов Со­ветской власти.

Первый очаг шахмат в Барнауле — кружок в Доме работников просве­щения, организованный Григорием Михайловичем Караваевым (мужем известной писательницы Анны Караваевой, на тот момент-молоденькой учительницы,только еще грезившей о литературном поприще).В кружке проводи­лись турниры, вечера решения задач и этюдов (слово «конкурс» вошло в лексикон спортивных корреспонден­тов газеты значительно позже).

Посещали кружок, в основном, врачи, инженеры, преподаватели… Но в это же время — в самом начале двадцатых годов — баталии за клет­чатой доской повсеместно наблюда­лись в рабочих клубах, красных угол­ках предприятий. К примеру, одним из центров шахматной жизни был тогда клуб «Деловой» (по улице Союза Республик).

Все больший интерес к шахматам ощущался на вагоноремонтном и ле­сопильном заводах, среди путейцев. В клубе железнодорожников боль­шинство турниров проходило «через руки» известного энтузиаста Дружи­нина. К активистам прошлых лет, ис­ходя из сообщений печати, следует отнести и старшеклассников Сер­геева (школа № 1), Новицкого (№ 22), а также Косливцева, Ломаки­на, Квирикадзе… Имена двух послед­них потом частенько встречались в таблицах турниров городского и кра­евого рангов.

Поток устремляется в то русло, где ему просторней. Растущий инте­рес барнаульцев к древней игре все прочней концентрируется в клубе «Коммунистический» (по улице Тобольской). Здесь, в специально отве­денном помещении, были удобные столики, комплекты центрального журнала «Шахматный листок», со страниц которого явственно ощущал­ся все убыстряющийся шахматный пульс молодой Страны Советов. К то­му же с интересными обзорами со­бытий на всесоюзной арене постоян­но выступал в клубе юрист П. П. Леонтович. Он охотно делился с посетителями клуба и теоретической ин­формацией, по части которой слыл знатоком. А вот авторитет лучшего практика безраздельно имел играв­ший в остром комбинационном сти­ле преподаватель Иванов. Его «гор­дое одиночество» в таблицах клуб­ных турниров длилось, видимо, не­сколько лет, пока здесь не появился рабочий железнодорожного депо Ни­колай Страхов, новый чемпион путейцев. В коротком бескомпромис­сном матче, вызвавшем горячие споры болельщиков, Иванов потерпел не­удачу. Правда, первую партию он вы­играл, но в двух последующих усту­пил.

До этого здешние любители вари­лись, что называется, в собственном соку. Но вот в 1926 году к ним при­ехал известный первокатегорник из Новосибирска (тогдашнего краевого центра) Б. П. Мазан. Он дал сеанс одновременной игры и победил с вну­шительным перевесом, хотя против него играли далеко не новички. На прощание «обидчик» посоветовал: чтобы, поднять уровень игры, нужны постоянные турниры городского мас­штаба. В том же году такой турнир и состоялся. Ни один из его участ­ников не имел разряда, но это были в ту пору сильнейшие шахматисты Барнаула. Поэтому есть все основа­ния считать упомянутый турнир пер­вым чемпионатом города. Регламент был три тура в неделю, играли, разу­меется, в лучшем клубе — «Комму­нистическом». Итоги оповестил, меж­ду прочим, и краевой журнал «Си­бирские огни», поместив фотографию участников.

Н. Страхов, считавшийся фавори­том, поделил второе — третье места с   работником   типографии    Ацуром, уступив    первую    строку  в таблице Иванову.

Но в 1927 году он удачно дебюти­ровал в представительном турнире «рабочих от станка» в Новосибирске (4-е место) и, обогащенный встреча­ми с ведущими шахматистами края, уже не знал себе равных в родных пенатах вплоть до 1930 года. Играл он в тактическом ключе, напористо.

Н. СТРАХОВ — NN Защита Алехина

Турнир в клубе «Коммунистиче­ский»

Партия была напечатана в одном из первых шахматных отделов газе­ты «Красный Алтай», вел его- Жуков,с весны 1929 года. Тогда же впервые была избрана федерация в составе Стра­хова, Жукова, Ацура, Попова (57-я школа) и других. Все — барнаульцы, но это не значит, что в нынешних границах Алтайского края очагов шахматной жизни в то время больше не было.

К  сожалению,  некоторые федера­ции на местах не ставят перед собой цель дойти до  начала    начал.    Так, бийчане ведут отсчет городским пер­венствам  с   1934  года.  Но  вот  фото­копия газеты -«Советская Сибирь> — один из апрельских номеров 1928 го­да. В заметке    «Сегодня    последний тур   шахматного чемпионата» с  под­заголовком   «Первенство  Сибири  ос­паривают   П.  И.  Комаров     (Новоси­бирск)   и П. Н. Измайлов    (Томск)» упоминается участник Сергей Морозков (Бийск), который в шестом туре «энергично  и  в течение  всей партии атаковал    С.   Любутского.    Энергия С.   Морозкова     вполне    заслуженно привела его к победе». Тут же — дружеский шарж с подписью «Сергей Морозков — чемпион Бийска».

Не проводил ли клуб турниры го­родского масштаба, в которых и мог отличиться  Сергей Морозков?

Ждет еще серьезного исследова­ния интереснейшая шахматная исто­рия Камня-на-Оби. Вспоминает один из сильнейших шахматистов края предвоенных  лет К,  Костромин:

«С начала двадцатых годов наря­ду с состязаниями футболистов, во­лейболистов, легкоатлетов, городош­ников в г. Камне-на-Оби широко практикуются и турниры шахматистов. Организовывались    кружки    приверженцев древней игры в красных угол­ка»: предприятий и учреждений, общеобразовательных школах. В каж­дом из них имелись шахматисты не­плохого по тем временам квалифика­ционного уровня. Не случайно в го­родских чемпионатах сражалось, как правило, не менее тридцати человек! Ведущими шахматистами тогда счи­тались учитель математики Тукевич, следователь Немилов, служащий Чернышев, крупчатник мельницы Лиходедов, врач Шелавин, рабочий ар­тели «Труд» Ворохов, работники окрземотдела Глотов, Гаврилов, Рамазанов и др. Сам я начал заниматься в кружке при пионерском отряде ЦРК (Центральный рабочий коопера­тив) в 1925 году. Спустя два года был четвертым в городском тур­нире (после служащего потребсоюза Кашкарова, Глотова и Гаврилова). В первенствах с 1928 по 1931 гг. мне удавалось занимать первое место. В конце 1929 года шахматная дру­жина профсоюза совторгслужащих г. Камня встретилась в Барнауле со сборной командой коллег по проф­союзу и уверенно победила — 11:5. Мне удалось выиграть все четыре партии — абсолютно лучший резуль­тат матча».

Но вернемся к чемпионатам Бар­наула. В 1931 году Н. Страхов усту­пает звание сильнейшего врачу С. Килисову, который удерживает его и на следующий год. Потом две победы кряду в городских первенствах одер­живает Иван Иванович Авдюничев. За эти успехи ему, а также Нико­лаю Васильевичу Страхову и Илье Семеновичу Косареву присуждают третью категорию. Хотя Авдюничеву и удался дубль, борьба за призовые места была на редкость    упорной и затяжной. Этому способствовал и тот факт, что  играли без часов.  Думай, сколько   хочешь.   Отдельные    партии затягивались    до полуночи, и город­ской спорткомитет счел нужным по­кончить с такой практикой «тугодумства». В 1936 году было приобретено 5 комплектов шахматных часов, что позволило     наконец-то     регламенти­ровать    городские    турниры.  И еще новшество:  оспаривать    титул    шах­матиста № 1 Барнаула могли только третьекатегорники. Таковых тогда на­считывалось   всего  двенадцать   чело­век — отряд финалистов заметно по­редел.  Зато реальней    стала  задача бороться за вторую категорию. Этой цели и был подчинен чемпионат 1938 года, в котором первенствовали пла­новик Барнаульского торга И. Коса­рев   (до этого трижды побеждавший в  подобных   турнирах).  Е.   Констан­тинов    и    А.  Тверяков     (работники крайплана).   Четвертое—пятое   места разделили  Г.  Прозерский из краево­го земельного отдела и Н. Страхов. Барьер   II   категории  не  взял никто. Это  удалось спустя  год победителю квалификационного турнира работни­ку военкомата из Камня-на-Оби Кон­стантину Костромину. Тогда    же бы­ла  создана краевая  комиссия, кото­рую возглавил Г. Прозерский. Актив подобрался сильный, в основном дей­ствующие игроки: Тверяков, Страхов, Чувакин,    Косарев… Одна из основ­ных заслуг комиссии — четкое прове­дение встречи с командой «Локомо­тив   Востока»     (Новосибирск).    Это первое     шахматное     мероприятие   в Барнауле,    которое    афишировалось. Отпечатали и размножили по коллек­тивам     красочные     пригласительные билеты. В поддержке широкой ауди­тории  болельщиков  организаторы   не сомневались. А вот спортивный исход предстоящей встречи внушал серьез­ные опасения. Надо учесть, что вне­шние контакты барнаульских шах­матистов в ту пору носили еще эпи­зодический характер. Атмосферу накалил и предварительный сеанс од­новременной игры на 28 досках ли­дера новосибирцев В. Рассохина. Противостояли ему отнюдь не нович­ки, а счет оказался 22,5 : 5,5 в пользу гостя.

Но напрасно тревожились участ­ники барнаульской команды и их многочисленные болельщики! Матч завершился победой хозяев поля со счетом 4,5 : 3,5, причем на первой до­ске И. Косарев сыграл вничью с В. Рассохиным.

На радостях тут же организовали  второй квалификационный    турнир. В отличие от первого в нем уча­ствовали, кроме восьмерых барнаульцев, пять шахматистов из других го­родов Алтая, следовательно, турнир носил уже характер краевого чемпио­ната. Первым вновь стал Костромин, а поделившие второе—третье места Страхов и Тверяков выполнили нор­матив второй категории. В конце 1939 года в Барнаул прибыли еще пять второкатегорников, отличившихся в третьем по счету квалификационном турнире. Отметим, что этот год исключительно богат на шахматные состязания. Только в Барнауле за­фиксировано 25 соревнований раз­личного ранга! Большинство имели квалификационное значение, благода­ря чему появилось 80 обладателей пятой категории, 18 — четвертой, 6 — второй. Большой интерес вызвал смотр смены — чемпионат школьни­ков, в котором первое место подели­ли сразу трое (признак напряженной борьбы): ученики школы № 42 Мартемьянов и Кочетов ( в последующем-многолетний руководитель  Центрального райиспол­кома), а также Куркинский (школа № 4). Стойкое сопротивление оказа­ла единственная представительница женского пола — Бубенова (42-я школа), поделившая четвертое—пя­тое места.

Пришел черед официальным крае­вым чемпионатам. Счет им был от­крыт в июне 1940 года, чему предше­ствовала кропотливая организатор­ская работа. Отборочные турниры на местах выявили 11 участников, достой­ных финала. Как и ожидалось, вне конкуренции оказался быстро про­грессирующий Константин Костромин… Он одержал девять побед. Лишь бийчанину Чувакину удалось в личной встрече противостоять натиску фаворита,набравшему 9,5 очка из 10 возможных — блестящий результат! На два с половиной очка отстал Илья Косарев, третьим при­шел к финишу Юдин.

1940-й год отмечен и тем, что шахматы впервые были включены в программу краевой летней спарта­киады. Появился такой важный про­межуточный турнир как полуфинал краевого чемпионата. Это позволило «обстрелять» в столь масштабных соревнованиях большую группу шах­матистов (в основном с периферии), не имеющих второй категории. Финал второго первенства Алтая состоялся уже при 13 участниках. К. Костромину, вновь победившему с явным преимуществом, была присуждена 1 категория. Успешно выступил Г. Прозерски,. занявший второе место.

То было в начале 1941 года… Мно­гие участники краевых, городских, районных первенств с первых же ме­сяцев Великой Отечественной встали на  защиту Родины в славных рядах воинов-сибиряков. С декабря 41-го по май 1945-го воевал чемпион  края Константин Костромии.

Демобилизовавшись в 1948 году, он вернулся на Алтай и сразу же включился в шахматные дела. В те­чение семи лет не знал  себе равных в родном Камне-на-Оби, весьма удач­но играл в чемпионатах края. Но повторить успехи предвоенных лет ему уже не удалось. В ту пору на Алтае началась «эра» шахматиста-самородка Василия Васильевича Ле­пихина!Правда, выше  скромного разряда кандидата в масте­ра Лепихин не поднялся. Но подлинная шахматная сила не всегда справед­ливо  измеряется  спортивными    званиями. Василий Васильевич на своем веку встречался за доской с гросс­мейстерами Болеславским, Бондаревским. Геллером, Штейном, Крогиусом, Лутиковым. Симагиным, ав­торитетными мастерами Борисенко. Иливицким, Нежметдиновым, Микенасом. Лисициным, Тарасовым и по­беждал многих из них. Он неодно­кратно участвовал в чемпионатах СССР и РСФСР, восемь раз (!) ста­новился чемпионом края. Это был че­ловек большого трудолюбия, эру­дированный собеседник, талантли­вый наставник молодежи, горячо преданный шахматам. Уже добив­шись серьезных успехов на республи­канской арене, Василий Васильевич всегда готов был сразиться и в тур­нире районного значения! Трудно пе­реоценить масштабы сделанного им как тренером краевого Дворца пионе­ров. Он выпестовал таких заметных в крае шахматистов, как кандидаты в мастера Владимир Романов, братья Юрий и Виктор Разговоровы… Под началом Василия Васильевича пости­гал азы мудрой игры Геннадий Ру­мянцев, в последующем- известный одесский ма­стер.

Да кто из барнаульских шах­матистов среднего поколения не счи­тает его своим учителем?! По их ини­циативе в краевом центре проводились Мемориалы Лепихина.Жаль,что в тяжелые 90-е родной завод замечательного шахматиста-станкостроительный,перестал финансировать эти мемориалы.

 

В послевоенные годы в число ве­дущих в крае выдвинулся энергетик Алексей Ферубко. Он дважды побе­дил в чемпионатах Барнаула, один раз — в краевом первенстве. Завое­вал третье призовое место на зональ­ном турнире 1948 года, первым здесь был В.Лепихин.

В этот же период в когорту веду­щих в крае шахматистов входил ин­женер крайсельхозуправления Влади­мир Хильков. Он стал двукратным чемпионом Алтая, причем в 1950 году поразил стопроцентным результа­том — 12 очков из 12! Уверенно за­вершил он и чемпионат 1952 года, одержав 12 побед при двух ничьих, на пол-очка опередил В. Лепихина. Третье место занял чемпион Бийска Виктор Харламов.

Важным событием в шахматной жизни края стал визит на Алтай известного гроссмейстера Сало Флора. Первое выступление гостя из Москвы состоялось 29 февраля 1952 года — в Доме физкультуры ДСО «Спар­так». Гроссмейстер поделился раз­мышлениями об итогах XIX чемпио­ната СССР, а затем дал сеанс од­новременной игры на 30 досках. Одержав победу в 22 партиях, пять завершил вничью и лишь в трех по­терпел поражение. А. Ферубко, согруднику крайвоенкомата первораз­ряднику П. Семашко и учащемуся Барнаульского строительного техникума Рувиму Куру(будущему мастеру), посчастли­вилось выиграть у гроссмейстера. За время пребывания на Алтае Флор сы­грал 190 партии (в сеансах), 163 из них выиграл, семь проиграл. Его ви­зит, несомненно, сыграл заметную роль в повышении интереса к шах­матной игре в нашем крае. Один за другим   появляются     новые     имена, способные  перворазрядники.

К середине пятидесятых годов становится очевидным тот факт, что старой шахматной гвардии не под си­лу противостоять натиску молодежи, среди которой выделяются барнаульцы Гавриил Беломестных, Владимир Рубенчик, Алексей Мудрак, бийчане Сергей  Краснов,    Леонид    Халамез,рубцовчанин  Анатолий Paмм…

Серьезнейшим  экзаменом для об­новленной команды Алтая стал  Все­российский турнира на Кубок имени М. И. Чигорина. Переиграв в упорнейшей схватке (со счетом 8,5 : 7,5!) сильного соперника — но­восибирцев, сборная края продолжи­ла борьбу в полуфинале. Выдержав и этот экзамен, в единоборстве с грозными дружинами из Свердловска, Перми, Казани и других городов ал­тайские шахматисты получили право сражаться за высшие награды столь представительных соревнований..  Финал со­стоялся в г. Ростове-на-Дону. Конеч­но,дебютантам-алтайской дружине трудно было рассчиты­вать на командный успех. Но отдель­ные результаты были удачными. Как всегда, бескомпромиссно вел борьбу ли­дер команды В. Лепихин. В полуфи­нале он занял первое место в меж­доусобном споре «первых номеров», опередив, в частности, международ ного мастера из Казани Рашида Нежметдинова (их личная встреча, протекавшая в острокомбинационном ключе, завершилась вничью).Рувиму Куру  удалось занять первое место на четвертой доске. Призовые места завоевали Анастасия Назаренко и Виктория Петрова.

К тому времени на  Алтае    было уже немало способных шахматисток.Первый краевой чемпионат среди женщин состоялся в 1950 году. В нем победила библиотекарь из Бийска Анастасия Назаренко. Тактическая одаренность, хорошие теоретические познания молодой перворазрядницы говорили за то, что на чемпионскую вахту она заступила надолго. И дей­ствительно: звание сильнейшей Ана­стасия Григорьевна удерживала до 1970 года, «одалживая» его лишь дважды — Александре Кротовой (1953 г.) и Виктории Петровой (1960 г.).

Как и В. Лепихин, лидеры Алтая шахматного пятидесятых годов актив­но участвовали в работе краевой фе­дерации, организовывали и судили турниры различного ранга. Были частыми гостями сельских любителей древней игры, выступали с лекциями и сеансами на предприятиях…

Это добрый пример их преемни­кам, тем, кто сегодня крепит автори­тет алтайских шахмат.

Владимир НЕЙШТАДТ